Технологии и наука
Бритва Оккама
10 лет назад

Когда я прихожу к своим знакомым, то всегда наблюдаю примерно одну и ту же картину: существуют папки downloads, soft, video и music, и каждая из них забита под завязку разного рода информацией. Особо пестрят downloads и soft - чего там только нет: от виртуального казино до гиганских Corel Draw, Microsoft Office и Windows в трех разновидностях. На вопрос "а зачем столько" как всегда следует фантастически неподкопаемый ответ "на всякий случай". Согласен, случаи всякие бывают, но тем не менее, по моим подсчетам, 95% занимаемого этим зоопарком софта места потрачены впустую. Применяя небольшую хитрость, я узнаю дату последнего обращения к файлам, и это становится шоком для их владельцев - большинство файлов остаются нетронутыми по несколько месяцев, а некоторые и годами! Вот тут уже я и советую им применить бритву Оккама.

В XIV веке Уильям Оккам был одним из самых передовых и известных философов, но до нас сведения о нем дошли лишь потому, что он впервые ввел в широкое употребление при философских диспутах использовать один принцип, известный еще со времен Аристотеля ("закон достаточного основания" в логике), впоследствии названный в честь средневекового англичанина. Этот принцип звучал в те времена примерно так: "Non sunt entia multiplicanda praeter necessitatem", что означает буквально: "Не нужно множить сущности без необходимости". Этот принцип формирует базис методологического редукционизма, также называемый принципом бережливости, или законом экономии. Это предупреждение о том, что не надо прибегать к сложным объяснениям там, где вполне годятся простые. В современной науке под бритвой Оккама обычно понимают более общий принцип, утверждающий, что если существует несколько логически непротиворечивых определений или объяснений какого-либо явления, то следует считать верным самое простое из них. Витиеватый слог средневековых философов можно переложить и на более современный лад: не надо усложнять, если достаточно простого решения. То есть Уильям Оккам предложил "сбривать" лишнюю сложность в аргументации, отсюда и название принципа.

Этот принцип придуман не им, но именно он ввел его в употребление в самом широком смысле слова, хотя примеров применения такого подхода как до него, так и после, история знает предостаточно.

Наполеон, беседуя с известным физиком и математиком Лапласом, попросил того изложить свою теорию возникновения Солнечной системы. Лаплас подробно для обывателя, но просто для ученого, рассказал ее императору, на что Наполеон заметил: "Что-то я не вижу в Вашей теории места для Бога". Лаплас, не долго думая, ответил: "Сир, у меня не было нужды в этой гипотезе".

Когда Платон со своими учениками беседовал о человеке, то полу-шутя предложил такое определение: "Человек есть животное о двух ногах, лишённое перьев". Диоген тут же решил опровергнуть это определение. Принеся петуха и ощипав его, он воскоикнул: "Вот он, платоновский человек!". Платон вынужден был добавить к своему определению: "И с плоскими ногтями".

Как видно, прин­цип простоты проходит через всю историю естественных наук. Мно­гие крупнейшие естествоиспытатели указывали, что он неоднок­ратно играл руководящую роль в их исследованиях. Ньютон часто выдвигал методологическое требование "не изли­шествовать" в причинах при объяснении явлений.

Итак, бритва Оккама активно применяется во всех сферах научной деятельности, вне зависимости от точности науки, будь то логика, философия, математика или физика. То есть он является всеобъемлющим и универсальным, независимо от сферы применения. Поразмыслив над ним, я осознал, что применяю его довольно часто, когда у меня стоит методологический выбор. Теперь вернемся к более  практичным вещам. Уже лет пять как я не допускаю захламления своего компьютера, благодаря бритве Оккама. Для выбора програмного обеспечения я формирую для себя два вопроса:

  1. что должна как минимум делать программа;
  2. что должна как максимум делать программа.

Компромис между этими двумя крайностями и является тем критерием, по которому выбирается та или иная программа. То есть, говоря языком логики, я отсекаю ненужное, упрощая софт до тех пор, пока он выполняет свою роль. Таким образом количество используемых программ я довел до нескольких, убрав все остальные.

Часто требования к программам, в зависимости от ситуации, меняются, но моя бритва действует безотказно: не стоит множить что либо без необходимости. Как только требования повышаются, я определяю для себя необходимый, но достаточный минимум, и опять отсекаю все ненужное. Казалось бы, что общего может быть между философскими принципами и практической жизнью, но тем не менее, это принцип здорово помогает мне держать в полном порядке мой компьютер. Сложно перестроиться психологически на то, что тебе достаточно всего нескольких программ для 99% задач, но такой принцип меня еще ни разу не подводил, и я ни разу не пожалел, что пользуюсь им. До сих пор многие знакомые удивляются: "Чем же ты делаешь все это, как работаешь? Ведь у тебя ничего нет!" Они и не подозревают, что у меня есть все необходимое, просто у меня нет ничего лишнего, которое часто принимают за жизненно важное.