Политика и общество
Арабские корни
8 лет назад
4.2K

Вы наверняка слышали интересные пословицы и поговорки, которые трудно вяжутся по смыслу с русским языком. Типичные примеры:
Тише воды, ниже травы
Фунт изюму
Так вот где собака зарыта
Повесить на него всех собак
Я на этом собаку съел
Устал как собака
Гол как сокол
Мечется как угорелая кошка
Пороть как сидорову козу
Отправили туда, куда Макар телят не гонял
Мышиная возня
Сон в руку
Тоска зеленая
По Сеньке и шапка
Олух царя небесного
Бред сивой кобылы
Пыльным мешком побитый
Бить баклуши
Лезть в бутылку

Откуда эти странные выражения? Кто такой Макар? Как кобыла может бредить, и почему она именно сивая? При чем тут собака? Почему тоска именно зеленая? Кто такой олух и какое отношение он имеет к небесному царю? Почему именно сидорову козу так пороли? Кто это за Сенька такой, что на него все шапки примеряют? Казалось бы некоторые мы можем истолковать по смыслу. Например, “лезть в бутылку” — это значит неразумно упорствовать в чем-то, забираясь в своем упрямстве в положение, из которого потом трудно выйти. Действительно, бутылка своей формой как бы говорит нам, что попасть в нее легко, а вот выбраться обратно через узкое горлышко весьма проблематично. Однако эта мнимая легкость, с которой мы истолковываем смысл этой идиомы, весьма поверхностна. На самом деле эта поговорка, как и все остальные похожие, похоже имеет смысл, открывающийся с совершенно необычной стороны.

Николай Николаевич Вашкевич дает всем таким непонятным поговоркам очень оригинальное толкование, опираясь на … (сюрприз!) арабский язык.

Например, поговорка «это тебе не фунт изюму». Раньше изюм (а мы ведь понимаем, что эта присказка имеет давние корни) был довольно дорогим, так как не производился в широтах нашего государства, а его транспортировка была делом долгим и трудным. Поэтому такое «легкое» отношение к этому ценному экзотическому продукту выглядит как минимум странно. В этих словах звучат нотки пренебрежения, как к чему-то дешевому и бесполезному. Однако все встает на свои места, если учесть, что «изам» по арабски значит кости (собачка умерла, остались от нее одни кости). Так вот вам нужен фунт этих вот костей (фунт изюму)?

Вас часто посылали нах.й? Возможно, что люди владеют арабским, потому как «хйй» по-арабски значит «жизнь» или «давать жизнь». Понятно, что анатомический орган, обозванный в просторечье этим арабским термином, соответствует этой обозначенной функции. Фраза «хиди нахийа» по-арабски значит всего лишь просьбу отойти в сторону.

Так кто же такой «олух царя небесного»? По арабски  «олух» значит дурак, а «сар набес» переводится, как «стал говорить». То есть буквально можно поговорку истолковать так: «Дурак заговорил».

По нашему «бить баклуши» — ничего не делать. Смысл верный и вполне понятный, но вот сами слова не совсем знакомы и сочетаемы. По-арабски «бт б каляви ши» — что-то на вроде «трясти яйцами» в буквальном, физиологическом смысле.

Если нам надо сказать «Так ему и надо, человек получил то, что заслужил», то мы произносим «по Сеньке и шапка». Однако никакого Сеньку мы не знаем. С арабского «ма йусаннах шафака» можно перевести, как «даже из сострадания не заслуживает снисхождения», что вполне соответствует привычному для нас смыслу.

Какие-то мелочные, не стоящие внимания дела нам знакомы, как «мышиная возня» или «мышиная беготня». По-арабски «миши» означает «уходить», а «бйиги» значит «приходить». Вот и получается, что всем нам хорошо знакомая «мышиная возня» есть не что иное, как хождение и беготня туда-сюда, одним словом — суета.

Если нам нужно сказать о человеке, что у него совершенно ничего нет, то мы вспоминаем «гол как сокол». Однако совершенно непонятно, почему это сокол голый? В арабском языке «глй» означает открытый, а буквально — голый, а «скл» значит открывать, оголять. В общем, голый-преголый, голее голого, дважды голый.

Про события, которые имели место во сне, а потом свершились наяву (или мы предполагаем, что свершатся), мы говорим «сон в руку». Однако это не имеет к гаданиям и магии никакого отношения, потому что «раук» по-арабски обозначает «жизнь». Эдакий жизненный сон. Сон, вероятность воплощения которого в жизнь, велика.

Если кто-то в панике или сильно нервничает, совершая бестолковые передвижения, то про него говорят, что он «мечется как угорелая кошка». Однако угорелый в русском языке — это не обожженный, а отравившийся угарным газом. Ясно, что отравившаяся угарным газом кошка будет не метаться, а валяться при смерти. Однако арабский язык и тут все расставляет по своим местам: «гаралак-шакк переводится, как «случился с тобой удар». То есть человек мечется, будто бы с ним случился удар.

Если надо кого-то жестоко наказать, то его запугивают тем, что могут «выпороть как сидорову козу». Однако это не имеет отношения к некому Сидору, который, как можно предположить, славился жестоким обращением со своим домашним животным. По-арабски «кази» означает «судья», а «сидар каза» есть ни что иное, как «приговор судьи». То есть «выпороть как сидорову козу» есть не что иное, как наказать по приговору судьи методом порки, то есть действительно наказать по всей строгости закона. А еще говорят про трудные дела, как про ситуации, к которым «на козе не подъедешь» — то есть про те, которые трудно решить в рамках закона, и придется искать другие методы.

Теперь что касается собак, которых в русские поговорки закралось множество. Про профессионала своего дела говорят, что он «на этом собаку съел». Однако употребление собак в пищу не является русской традицией, даже устаревшей, потому как китайцы и корейцы нас не завоевывали, и культурной смычки в этом плане не было. У арабов же есть поговорка «сабака селю матару», что буквально обозначает «его потоки обгоняют его дождь». То есть, говоря иносказательно, его дела идут впереди молвы о нем. Или же можно сказать так: не обязательно что-то говорить или слушать об этом человеке, так как одни его дела уже доказывают его мастерство. От этой арабской поговорки по пути к нашему времени последнее слово потерялось, а первые два обрусели до «собаку съел». Если же вообще посмотреть на арабский корень «сбк», который обозначает опережение чего либо, то становятся понятны и многие другие поговорки. Например, лошадь, которая на скачках приходит первой — «сабек». Поэтому совершенно не удивительно, что мы говорим «устал как собака» — то есть устал, как скаковая лошадь, которую сильно напрягали для того, чтобы она пришла первой. Если нам надо сказать, что именно в этом и причина, то мы часто употребляем поговорку «так вот где собака зарыта». Однако зарывание собак тоже отсутствует среди русских традиций. Все просто: «зариат» по-арабски значит «причина». Если говорят о том, на кого хотят что-то списать, оклеветать, то употребляют «собак вешать». Арабское «вишайат» как раз и означает «клевета», наговор. «Собак вешать» — пытаться оклеветать.

Теперь про кобыл. Когда хотят сказать о чем-то совершенно дурацком и непонятном, то говорят «бред сивой кобылы». Однако к больным фантазиям лошади это не имеет отношения. Если вспомнить, что арабы не очень любят каббалу, считая ее непонятным учением, то все встает на свои места. По-арабски «савий» значит «равный», а «кобыла» — это каббала. То есть такой же бред, как и каббала (равный каббале).

Если вам говорят быть «тише воды, ниже травы», то знайте — говорят верно, потому что по-арабски «вады» значит «скромный».

По-арабски «аль-батыль» значит «впустую». То есть «лезть в бутылку» — упрямится без видимой причины, совершать впустую.

Если говорят, что хотят отправить очень далеко, в редко посещаемые и трудно доступные места, то иногда вставляют определение координат, как «куда Макар телят не гонял». Однако неизвестный первопроходец Макар тут совершенно не при чем. По-арабски, «макарр» обозначает место, «талет» значит глагол «длиться», а «него» — это путь. Получается, что координаты указывают на место, куда путь весьма длинный.

Если такой путь вам покажется тоской зеленою, то это может оказаться действительно так. По-арабски «заален» — тоска. «Тоска зеленая» — это такая тоскучая тоска, тоска в квадрате.

Если говорят о человеке, что он как «пыльным мешком побитый», то возможно, так оно и есть. Но только логика сопротивляется использовать пыльный мешок в качестве инструмента для битья. По-арабски «мишакк» обозначает копье, или же палку, которой бьют. Арабский корень «флл» значит «тупить». От него и произошло «пыльным мешком побитый», то есть оприходованный тупым копьем (или палкой) по телесам.

Осталось выяснить, почему наши предки говорили на арабском суржике?

Арабские корни